Tanko
Да! Много раз.
Пятница, 27 мая 2016

Вчера выходные завершились встречей с театральным прошлым.
Мы встретились с Машей Волковой с целью прожить еще раз спектакль "Завтра была война".

Полные впечатлений после мы возвращались к метро и Маша вспомнила,что именно 8 апреля в 2010м у нас была премьера в Питерском ТЮЗе. У нас - это у Творильни, уматного театрального коллектива тридцатки с незабываемым режиссером Владимиром Аркадьевичем Рубцовым во главе.
"Питерский апрель", и меня сразу захлестнула еще одной волной воспоминаний.
Ну об этом позже.

на мотив "И Ленин - такой молодой"
"Владииимииир Аркадьевич Рубцов!
И Творильня. Аркадьевич Рубцов!"


В Творильню я попала.. Хм, в Творильню каким-то образом, набравшись решимости и любопытства, пробралась уже не очень знакомая мне девочка Таня. Я реально не помню,каким обухом меня тогда ударило, но помню серую строчку "ТЕАТР" в рассписании кружков. В 7 (или 8-м?) классе лезть к старшеклассникам было очень стрёмно. И трепет белой двери на третьем этаже и неизвестности за ней ощущается до сих пор. За ней оказалась компания из невысокого мужчины в очках с приятным голосом и маленькой толпы театральцев. Они тогда ставили Макарову месть, а в тот момент были просто театральные упражнения - когда из шеренги в другой конец зала идет один, а его партнер неожиданно говорит "Стоп!" и показывает рукой вправо или влево. Актеру нужно чутьем (ибо он не видит указывающего) почувствовать, куда нужно идти. Необыкновенные ощущения! Это довольно сложно и похоже на "магию" (парни на одном занятии в шутку кричали "Ведьма!" при каждом попадании). И только спустя время режиссер пояснил, что дело не в "энергетической связи", которая тоже важна. "Вот, вы посмотрите на него внимательно,как он замер. Он думает! Он делает выбор. А не играет "я задумался". Это правдиво".
И вот этому умению - проживать,а не играть, решать задачу,а не изображать усердие - и были посвящены эти странные занятия - Театр.
Впрочем, я отвлеклась и речь идет о временах,когда будучи уже зажиточной актрисой Творильни (то бишь второй курс,а школьный театр все не отпускааааает!), мне выпало играть Искру. Мне выпало играть Искру, Маргарите - Зиночку, и подбор, если можно так назвать, актеров на роли - это вообще отдельная история, ибо там столько бывает неожиданностей и открытий, что со временем задумываешься - как Владимир Аркадьевич мог вот это во мне увидеть, угадать, найти?




Сама книга "Завтра была война" - мне понравилась! Несмотря на то,что история о советских школьниках, этой самой "советсткости" в мудрых словах автора было мало. Мне понравилось, как живо были показаны стремления и мечты школьников, как их настигла первая беда - бремя режима, отца их подруги объявили врагом народа - и как они принимали разные решения- что же делать в такой ситуации, когда все силы жизни и здравый смысл завинчивают гайки авторитаризма.


— Молчишь? А я скажу,почему ты его избил. Ты избил комсомольца и общественника Юрия Дегтярева потому, что его отец служит в органах! И дело, это не "ваше", Шеффер, а политическое! Политическое!
— Ну, это уж слишком, Валентина Андроновна.
— Я разбиралась в этом вопросе досконально, Николай Григорьевич. Досконально!
— Убейте меня, — вдруг громко сказал Артем. — Ну, это… Убейте! И без разрешения вышел из кабинета.
— Шефер! — Валентина Андроновна вскочила. — Шефер, вернись!
— Не надо, — тихо попросил директор. — Валентина Андроновна, вы неправильно вели себя. Нельзя швыряться такими обвинениями.
— Я знаю, что делаю! — отрезала учительница. — Вам, кажется, разъяснили, до чего может довести ваш гнилой либерализм, так не заставляйте меня еще раз сигнализировать!



Обычно от таких историй хочется отвернуться, взявшись за голову со словами "не хочу об этом думать". А за этих ребят я переживала и тем более важен рассказ, потому что.. Ну, есть такая мысль - если будет война, что нужно делать? Что будет правильным сделать? И .. сможешь ли ты любить и защищать свою родину, если будет война, когда она распахнула перед тобой свое гнилое и безобразное нутро? Когда ты уже знаешь кое-что страшное про возможное будущее себя и своей семьи в этой стране. А когда это страшное протопталось по твоим близким?
Во что в итоге верить?


Так вот, возвращаясь к спектаклю.
Сложно смотреть спектакль, в котором играла сама, поставленный другим режиссером. Где-то очень радостно видеть нужные попадания интонации или формы, которых так недоставало в нашем. А на одинаковой музыке в сценах мы с Машей переглядывались с ностальгической улыбкой.Что-то кажется вообще неуместным (стриптиз Зиночки), и тогда возникает благодарность и уважение - какой молодец Владимир Аркадьевич,что вот это похерил и вот это убрал, и вот тут слишком длинно.
Проникшись и успокоившись,наконец, начинаешь сопереживать и получать удовольствие - ведь как классно играют! Особенно понравился вначале Ландыс и Артем в сцене с днем Рождения.
Разговор двух ребят Артема и Жорки, и тут один с некоторым волнением говорит:
— Мне, это, шестнадцать.. Дата?
Второй выпрямляется и с внезапно бесконечно серьезным лицом подтверждает - "Дата"
— Я, это… -Артем солидно помолчал. — Отметить хочу.
Жорка так же солидно роняет: — Нужен список.
И добавляет: Не весь же класс звать.
Усаживаются, Жорка достает из кармана маленький клочок бумаги и карандаш.
Не теряя серьезности, говорит — Ты.
Пауза
Так же сурово, показывает на себя — Я.

...
Речь идет кого звать на ДР, да)

С этого момента я была готова смотреть дальше - чем еще удивят)
Удивила Вика - такая взрослая и чем-то походит на Машу Смагину, но так не хватало мне силы и уверенности в ее словах. С другой стороны - флер интеллигенции здесь звучал более ярко.
Удивили пирамиды - такая интересная находка для духа пионерии и для иронии над эпичными метаниями Зиночки между мальчиками.
("Зиночка написала три письма, различавшиеся только адресатами: "Друг мой Юра", "Друг мой Сережа" и "Дорогой друг и товарищ Артем". ").

Удивило еще как много деталей было показано, чего не было в нашем спектакле, и какую особую сердечность-человечность они задают. И как эти простые вещи - получение бандероли, прогулка в парке, прощание отца с дочкой - делает персонажей близкими и понятными.
Фото спектакля для ностальгирующих и понимающих здесь здесь


Странно, но я совершенно не помню конца, кроме того,что как в книге они вспоминали тех,кто погиб. И в этой всей концовке, вообще во второй половине спектакля меня дергало на горюющих интонациях актеров. Тут я (а может быть моя Искра?) полностью на стороне Владимира Аркадьевича: дело не в страданиях, которые пережили люди того времени, а том, какими они стали после них и на какие поступки стали способны. Через тернии - к звездам. Через потери - к подвигу. И не теряя при этом человечности, которой их научили те, кто ушел.
И эта часть меня - всегда сомневающаяся и строгая. И любящая жизнь. И верящая в людей и добро, и что за близких надо держаться.
Я забываю о ней в буднях и всякой фигне,а она горит и в самые сложные моменты жизни не дает струсить. Вот такой вот пафос.



Спектакли и театралка вообще странная штука. Может, кто-то и понимает, но не всегда понятно, для чего оно, если ты сейчас уйдешь задумавшись, а через неделю забудешь. А оно живет где-то там внутри и от этого принимаются решения, как жить. А мелкие ребятки вроде меня открывают новое в себе и учатся уверенно держаться на сцене.

@темы: обзоры, лытдыбр